Корни либерал-империализма

 Первейшее и самое главное политическое заблуждение современного человека состоит в том, что он считает действительной властью в государстве верховный чиновнический аппарат (президента, парламент, министерство, конституционный суд и т.д.). На самом же деле, это всего лишь представительство власти, управленческий комитет, инструмент и орган управления в руках тех, кто обладает реальной, действительной властью в стране, чьё положение позволяет господствовать в обществе — господствующего класса. Второе и не менее важное заблуждение — считать, что народ любой страны является цельным и неделимым, со своими общими национальными интересами, что он некий отдельный и независимый монолит. В действительности ни украинский, ни российский, ни какой-либо другой народ нельзя рассматривать как единое целое. Все эти народы состоят из социальных общностей, интересы которых не только не совпадают между собой, но и прямо противоположны. Эти социальные общности называются классами.
 Классы — это большие группы людей, различающиеся по их месту в общественном производстве, по их отношению к средствам производства и способу получения доли общественного богатства. Особенностью классов является то, что представители одного класса могут присваивать результаты труда другого, используя для этого своё положение в системе общественного хозяйства. На сегодняшний день в подавляющем большинстве стран мира установился капиталистический способ производства, при котором основными являются класс капиталистов (крупная буржуазия) и рабочий класс (пролетариат).
 Буржуазия — это класс частных собственников, которым принадлежат средства производства. Обладая современными крупными средствами производства, буржуазия становится владельцем капитала (капиталистом) и получает возможность распоряжаться всеми жизненными благами, которые могут быть произведены, а кроме того, распоряжаться жизнями всех, кто нуждается в этих благах.
 Пролетариат — это класс наёмных рабочих, лишённых собственности на средства производства, а потому вынужденных наниматься на работу к капиталистам, чтобы продавать им свою рабочую силу взамен на получение жизненных средств.
 При капиталистическом способе производства рабочая сила — такой же товар, как и любой другой. А потому цена рабочей силы определяется теми же законами, что и цена любого другого товара, — в среднем, она равняется издержкам воспроизводства. Издержки воспроизводства рабочей силы состоят из тех жизненных средств, которые необходимы для того, чтобы рабочий восстановил свои силы и смог снова выйти на работу. Как раз именно эти жизненные средства рабочие и получают в виде зарплаты, продавая свою рабочую силу. Больше, чем нужно для этой цели, рабочий за свой труд не получит, потому как капиталист всегда стремится получить наибольшую прибыль. А значит, он стремится как можно дороже продать производимый пролетариатом товар, и как можно сильнее сократить затраты на издержки его производства, т.е. зарплату рабочим. Капиталисту больше неоткуда получать прибыль, кроме как из сокращения оплаты издержек производства товара.
 Точно так же, как для производства любого товара требуется рынок сырья, так же и для привлечения рабочей силы капиталисту требуется рынок труда. Если спрос на рабочую силу падает, то падает и цена рабочей силы, что весьма выгодно капиталисту. Поэтому капиталист по возможности снижает свой спрос на рабочую силу — сокращает рабочие места, заставляя остальных занятых рабочих трудиться с большей интенсивностью. Так бы происходило неограниченно, если бы у каждого капиталиста был свой рынок труда. Однако каждому капиталисту приходится считаться с другими капиталистами, что приводит к конкуренции между ними. Конкуренция между капиталистами существенно тормозит сокращение цены на рабочую силу, а значит, и прибыли отдельных капиталистов. В связи с этим, капиталисты всячески стараются монополизировать рынок рабочей силы, избавиться от конкуренции.
 Как мы уже говорили ранее, буржуазии больше неоткуда получать прибыль, как из сокращения издержек производства товара, то есть из сокращения оплаты наёмного труда (рабочей силы пролетария). Но, поскольку вследствие этого пролетариат, составляющий большинство населения, нищает, произведённые в большом количестве товары это население оказывается не в состоянии скупить. В результате это приводит к экономическому кризису (кризису перепроизводства). Чтобы хотя бы на время избежать наступления кризиса, капиталисту необходимо постоянно расширять рынок сбыта. Новые рынки сулят новую прибыль, а она, в свою очередь, снова снижает покупательскую способность рабочих, и так далее. В погоне за прибылью капиталист захватывает всё новые и новые территории. Часто капиталистам приходится конкурировать между собой за новые рынки, а иногда и за те, которые уже принадлежат им. Пока капиталисты конкурируют между собой с помощью экономических средств, мы можем говорить о буржуазной демократии, о «свободном рынке» и «либеральном капитализме». Но когда в ход идёт политика и силовые методы, вся лживая «демократия» развеивается, и на её место становится открытая империалистическая война за передел рынка. Капиталисты, объединяясь в буржуазные группировки, стремятся во что бы то ни стало монополизировать своё господство, используя пролетариат как инструмент в этой борьбе друг с другом. Сделать это буржуазия может, полностью притупив классовое сознание пролетариата, раскалывая пролетариат, внедряя в массы национализм.
 Монополизация — это стремление капиталистов к монопольному извлечению прибыли из процесса производства и сбыта товаров. Иначе — это способ избавиться от конкуренции с другими капиталистами. Монополия является прямой противоположностью свободной конкуренции. Конкуренция заставляет считаться с другими капиталистами, делиться с ними прибылью с общего рынка. Установив монопольное господство на рынке, капиталист может не только получать всю прибыль, но и постоянно её увеличивать, не считаясь ни с кем. А так как прибыль образуется из разницы между полной стоимостью товара и издержек его производства, то капиталист может беспрепятственно снижать цены на рабочую силу, не опасаясь, что рабочие перейдут к другому капиталисту, и беспрепятственно повышать цены на товары, не опасаясь, что потребители станут их покупать у другого капиталиста. Образование империалистических союзов есть прямое следствие формирования союзов капиталистов в борьбе против конкурентов. Отдельным собственникам небольших предприятий довольно трудно выдержать конкуренцию с групповыми объединениями капиталистов (картелями, синдикатами, трестами, концернами и т.д.), и они терпят крах. Обанкротившиеся предприятия скупаются монополиями за бесценок. Империализм показывает явное экономическое преобладание группового ведения хозяйства над индивидуальным.
 Монополизация — это процесс. Покончив с конкуренцией в масштабах города, капиталист выходит на уровень района, области, всей страны и т.д. Покончив с конкуренцией в одной отрасли, капиталист переходит на другие. Рост капитала требует постоянного увеличения рынков, что приводит к конкуренции между монополиями. Таким образом, с возникновением монополий конкуренция не уничтожается, а выходит на новый, более широкий уровень, ещё более обостряется и ожесточается. Другими словами, результатом образования монополий является ослабление конкуренции между отдельными капиталистами, но усиление её межу монополиями. Конкуренция всё более становится не внутренним явлением, а внешним. Для удержания захваченных рынков капиталисты применяют метод усиления концентрации и централизации капитала, которое требует расширения роли банков, укрепления связи между промышленными компаниями и банками и, как следствие, сращивания банковского и промышленного капитала, образования финансового капитала и финансовой олигархии. Монопольное господство на рынке отнюдь не избавляет буржуазию от необходимости расширять рынки. Наоборот, это расширение приобретает новые, более радикальные формы, такие, как вывоз капитала и империалистические войны, которые являются результатом влияния монополий на политику целых государств (образования империалистических государств и их союзов), борьбы монополий за мировой рынок.
 Монополизация рынка позволяет буржуазии извлекать максимум прибыли из производства. Однако этот максимум всё же ограничен. И определяется этот предел вовсе не конкуренцией между капиталистами, а конкуренцией между рабочими. Именно разобщённость рабочих и их корыстолюбие увеличивают конкуренцию между ними, а вместе с ней увеличивает прибыли буржуазии. Получается некий парадокс: чем больше рабочие борятся между собой за лучшую жизнь, тем хуже становится их положение. Почему же так происходит?
 Дело в том, что рабочие, по причине своего классового положения, не имеют в своей собственности средств производства, а потому вынуждены наниматься на работу к капиталистам, выполняя необходимый им для воспроизводства капитала труд. Нанимаясь на работу к капиталисту, рабочий фактически соглашается на те условия труда и тот заработок, который предлагает ему капиталист. Если же он не согласен, то капиталист будет искать другого рабочего, согласного на эти условия, а рабочий — другого капиталиста, предоставляющего лучшие условия. Однако рабочий находится заранее в проигрышном положении: длительное время не сумев продать свой труд, он рискует попросту остаться без средств для существования. Буржуазия прекрасно понимает это, а потому всячески стремится снизить свой спрос на рабочую силу. В результате рабочего, не согласного на условия капиталиста, запросто может заменить другой, более согласный, не желающий рискнуть умереть с голоду. Чем меньше рабочих мест по отношению к общему количеству рабочих (то есть, чем меньше спрос капиталиста на рабочую силу), тем больше конкуренция между рабочими за рабочее место. А значит, тем выше риск отдельного рабочего остаться безработным, и, следовательно, тем на худшие условия труда согласен каждый отдельный рабочий. Таким образом, сами того не желая, рабочие соревнуются между собой за худшие условия труда, чтобы получить саму возможность применения труда как такового, чтобы дальше оставаться рабочими, сохранить себя как класс.
 Для повышения конкуренции между рабочими, капиталистам необходимо содержать постоянно растущее количество незанятых рабочих, т.н. промышленную резервную армию, из которой в нужный момент можно взять более сговорчивых рабочих, и которая своим спросом на рабочие места снижает цены на рабочую силу. Чем большее количество рабочих будет оставаться незанятым и чем хуже их материальное положение, тем за меньшую заработную плату будут согласны работать занятые рабочие, чтобы не потерять рабочее место, и тем выше будет доля прибыли капиталистов. Таким образом, безработица и обнищание пролетариата — прямое следствие эксплуатации пролетариата буржуазией, совершающейся полностью в интересах буржуазии. Конкуренция между рабочими имеет естественный предел — ни один рабочий не согласится на такую оплату труда, которая не сможет ему обеспечить самого жалкого существования. Он скорее согласится умереть безработным, чем умереть за работой. Но, поскольку этот предел относительный (одному нужно больше для жизни, другому — меньше), а в среднем современный рабочий живёт пока ещё сносно, конкуренция между рабочими только растёт.
 Рабочие могли бы достаточно легко выйти из этого положения, если бы только они могли, объединившись, единодушно отказаться работать за низкую плату, рискнув скорее умереть с голода, чем работать за мелочь. Тогда рабочие смогли бы выдвигать свои условия, на которые буржуазия была бы вынуждена пойти, чтобы сохранить производство. И по мере снижения уровня жизни рабочего класса вероятность такого объединения растёт. Потому буржуазия всячески препятствует объединению пролетариата, вводит в рабочее движение раскол.
 Из этого всего можно сделать вывод, что главный конкурент для капиталиста не другой капиталист, а сам рабочий класс.
 Объединение капиталистов вовсе не обязательно представляет, как может показаться, некую сплочённую организацию. Наоборот, каждый капиталист в этом объединении защищает собственное, частное положение. Однако общее использование одного и того же сегмента мирового рынка заставляет их в некоторой мере соблюдать единство в принятии решений. И это единство тем прочнее, чем большую угрозу представляют для этой части рынка и этого объединения проистекающие из самого капитализма экономические и политические кризисы. И так, с одной стороны, по мере упрочнения этого единства, с другой — по мере усиления конкуренции, объединение капиталистов сращивается в империалистический союз. При образовании империалистических союзов конкуренция между капиталистами приобретает ещё более внешний характер.
 Из объединения капиталистов в монополии мы видим, что это объединение имеет двойственную природу. С одной стороны, это объединение отдельных капиталистов в конкурентной борьбе между собой, с другой — всеобщее объединение буржуазии против всеобщего объединения рабочего класса. Конкуренция капиталистов между собой вынуждает их не только объединяться в монополии для захвата рынка, но и ограждать свою часть рынка от других монополий. Это касается в том числе и рынка труда, и поскольку пролетарий не является непосредственной собственностью капиталиста, как раб, принадлежащий рабовладельцу, монопольное господство на рынке труда достигается пропагандой национализма, который есть не что иное, как раскол между рабочими в интересах отдельных групп буржуазии.
 Современный национализм давно утратил все национально-освободительные признаки. Наоборот, он стал политикой капиталистического индивидуализма. Он выходит за рамки наций, стирает грани национальной идеологии, приписывая интересам нации интересы местной, а также часто даже иностранной буржуазии, что довольно выгодно империалистическим союзам. Национализм под предлогом национального освобождения опрокидывает всё население страны под диктаторский гнёт империализма. Он уже не совсем национализм, это либерал-империалистическая идеология, направленная на установление, укрепление и защиту империалистического господства над людьми, проживающих на определённых территориях с определёнными ресурсами, принадлежащими определённым сегментам рынка.
 Либерал-империализм — политика, выражающая интересы современного глобализованного капиталистического господства. Для неё нет никаких границ, она осуществляется всецело во имя капитала. Это всеобщее объединение капиталистов для последовательного наступления на интересы рабочего класса, направленное против даже потенциальной возможности его подъёма. Но раз капиталисты идут на такое всеобщее объединение ради своих интересов, то рабочий класс тем более вынужден противопоставить ему всеобщее объединение пролетариев всех стран. Без такого объединения рабочий класс не выберется из наёмного рабства, а его положение будет только ухудшаться. Никто не станет выражать интересы рабочего класса, кроме него самого. Судьба пролетариата в его собственных руках.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *