Экономические причины кризиса рабочего движения

Автор — Александр Пятигор

 

1. Постановка вопроса.

О том, что на территории постсоветского пространства установился глубочайший кризис рабочего движения, не говорил разве что только ленивый. Множество партий, движений, организаций левого толка постоянно об этом твердят, предлагая выход из этой ситуации, обсуждая причины застоя в рабочем движении и т.д. Но ни одна из них ни на йоту не приблизилась к разрешению данного вопроса. Одним мешает догматизм, другим — левацкий авантюризм, третьим — оппортунизм. Также примечательно то, что называть новые организации коммунистическими стало непопулярно вследствие тотальной дискредитации этого названия оппортунистами разного рода. Зато назвать организацию «рабочим движением» — пожалуйста! И это при том, что очень часто в таких «движениях» ничего рабочего нет, кроме названия. Называть в сегодняшней ситуации какое-либо движение рабочим, есть не более, чем рекламный пиар-ход, рассчитанный на неподготовленного рабочего или вовсе обывателя. Любой политический активист, а тем более коммунист, которому приходилось работать с массами на практике, в жизни, а не из тёплого кабинета через интернет, знает, что о каком-либо настоящем организованном рабочем движении говорить не приходится. Такого движения попросту нет. Более того, найти достаточно политически сознательного рабочего сегодня крайне тяжело, обычно их численность составляет один на миллион, и это при том, что такие рабочие абсолютно разрознены. Самое большое, что сегодня могут сделать рабочие массы, так это совершить забастовку, при чём лишь тогда, когда к ней толкает рабочих крайняя нужда, и прекращающуюся при первых уступках со стороны буржуазии. Уже не говоря даже о таких случаях, когда забастовки организуются профсоюзами предприятий, задача которых — усыпить с помощью забастовки стихийный накал классового противоречия путём сговора и соглашательства.

Любое политическое выступление масс, любой протест обычно является не более, чем борьбой трудящихся за соблюдение правительством равенства в буржуазных правах, а не за свои классовые интересы, а время от времени встречающиеся бунты против войны — просто откровенное нежелание и боязнь идти на смерть. Можно вполне ожидать, что идти на смерть ради социалистической революции никто из рабочих сейчас также не пожелает.

В политическом смысле рабочие сегодня абсолютно бессильны. Любые политические события, в которых могут массово участвовать рабочие, всегда организованы либо буржуазией, либо мелкобуржуазными активистами, либо оппортунистами. Те же выступления, которые изредка стихийно возникают в рабочей среде, обычно неорганизованны, лишены политически сознательного ядра, поэтому эти выступления быстро подавляются, или же политическое ядро у них всё же появляется — в лице националистической буржуазной оппозиции, которая попросту «сливает» классовый протест.

Ещё более остро стоит вопрос о классовой сознательности. Высочайший процент обывателей среди пролетариата и очень трудное, инертное восприятие им простейших основ классовой теории, которым он должен, в первую очередь, обучаться из собственной жизни, а не из коммунистической пропаганды, — прямое следствие неразвитости общности взглядов, отсутствия солидарной спайки между коммунистами и массами, а также взаимопомощи, доверия и солидарности между отдельными пролетариями.

И тогда, когда «умирающий и загнивающий» капитализм с каждым днём всё больше ухудшает экономическое положение рабочих, то они, вместо того, чтобы восстать против этого положения хотя бы массовыми бунтами, наоборот, наращивают конкуренцию между собой, в своей борьбе друг с другом становясь на сторону буржуазии.

До сих пор не создано действительной коммунистической партии, которая выражала бы коренные интересы рабочего класса, при том, что оппортунистических партий создано великое множество, а относительно сознательная часть рабочих вынуждена метаться между ними, так как для создания истинной коммунистической партии нужно движение рабочих, а его не видно. Даже организации, называющие себя «рабочими или коммунистическими движениями», «рабочими или коммунистическими партиями», «рабочими или коммунистическими фронтами» и т.д., вынуждены признать, что рабочее движение парализовано и находится в глубочайшем кризисе, выход из которого на протяжении двух с лишним десятков лет так и не найден.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *