Зачем нужны законы и полиция?

Юридический закон — это просто свод правил, нарушая которые гражданин с высокой вероятностью будет наказан государством с применением (или угрозой применения) физической силы. Для этого в каждом государстве существует специальный силовой орган — полиция. Другой государственный орган — законодательный, его функция — написание этих самых законов. В капиталистическом государстве люди, составляющие этот орган, непосредственно связаны с классом капиталистов (и зачастую сами ими являются), а потому законы, принимающиеся ими, имеют прямой капиталистический характер.

Капиталистическое общество в юридическом смысле является гораздо более прогрессивным, чем предыдущие формации. Во времена, когда буржуазия свергала феодализм, буржуазное требование равенства всех граждан перед законом было невероятно крамольным и революционным. До тех пор государственный закон не был равным для разных классов населения, представители разных классов за одинаковый поступок несли разную ответственность, для чего прямо в законе были закреплены социальные классы (знатные, простые, рабы; дворяне, духовенство, крепостные и т.д.). Такое разделение, признанное официально, называется сословностью. Буржуазия в борьбе за господство, в стремлении получить широкую поддержку угнетённых масс, выдвинула прогрессивный лозунг: уничтожение сословности, равенство перед законом! Унетённые классы, конечно же, горячо поддержали буржуазию в её борьбе, так как это был серьёзный шаг в деле их освобождения. Но это был только лишь один шаг, который сам по себе освобождения не нёс.

Хочу обратить внимание читателей на то, что требование равенства никак не является коммунистическим, это требование чисто буржуазное. Зачем же буржуазии равенство всех перед законом? Вспомним по Марксу, что юридические законы являются лишь официальным выражением объективно существующих общественных отношений в производстве. В чём цель буржуазии? Получать как можно бо́льшую прибыль из средств производства, принадлежащих ей. Крупное промышленное производство может беспрепятственно наращивать свою мощь лишь там, где для этого нет никаких препятствий со стороны государства, то есть там, где нет никаких сословий, и разорившийся буржуа или земельный собственник может точно так же попасть в резервную промышленную армию, как и изначально неимущий пролетарий. Именно поэтому капиталистическое государство считает полноправными гражданами всё совершеннолетнее население, ведь полноправие в этом случае означает рассмотрение каждого человека в одном единственном качестве — в качестве товара.

Является ли равноправие справедливостью? Для того, чтобы наиболее ясно представить себе суть вопроса, приведём изестную цитату французского писателя А. Франса: «Закон, воплощая в себе величественную идею равноправия, запрещает спать под мостом, располагаться на ночлег на улице и красть хлеб одинаково всем людям – богатым так же, как и бедным». Давайте продолжим эту логику. Закон, запрещающий ездить на велосипеде, воплощает идею равноправия, так как запрещает это всем: как велосипедистам, так и пешеходам. Очевидно, что от содержания закона зависит, по кому он будет бить сильнее, пусть даже он одинаково применяется ко всем гражданам. Дело в том, что фактически граждане не равны, у каждого свои интересы. Если закон запрещает что-то, в чём заинтересован определённый слой населения, то значит, закон угнетает этот слой. Следовательно, закон, применённый одинаково ко всем, несправедлив — он может выражать интересы одних и подавлять интересы других.

Рассмотрев содержание свода законов любого современного государства, можно быстро определить, интересы какого социального класса выражают данные законы. Вспомним, что капитализм характеризуется: 1. Частной собственностью на средства производства. 2. Товарной формой производства. 3. Рабочая сила — товар. Внимательно изучив законы (особенно касающиеся собственности и трудовых взаимоотношений), любой человек сможет убедиться, что все существующие сегодня государства являются капиталистическими, так как закрепляют все три положения в своём содержании. Цель всех этих законов — защищать интересы капиталистов от любых посягательств, и особенно от недовольного своим положением рабочего класса.

Государство всегда было инструментом подавления угнетённого класса господствующим (подробнее ). Доказательством этого является существование в каждом государстве репрессивно-карательной системы — армии, полиции, спецслужб, прокуратуры, судов и их логического итога — тюрем. Каждый, кто рискнёт посягнуть на общественно-политический строй, защищаемый государством, прочувствует на себе эффективность полицейской дубинки. Кто больше всего заинтересован в том, чтобы сохранить капиталистический способ производства? Конечно же, господствующий класс, капиталисты. Кто больше всего заинтересован в том, чтобы его свергнуть? Конечно же угнетённый класс, пролетариат. Таким образом, буржуазный закон защищает капиталистов и угнетает рабочих. Полиция — карающая рука буржуазного закона.

В массовом сознании укоренилось убеждение, что полиция — орган, который служит порядку. Однако фактическая сторона дела показывает нам, что всё, что выходит за пределы основных функций полиции (защиты интересов капиталистов), но для формы делегировано ей (борьба с уголовной преступностью, поддержка общественного порядка) совершенно не выполняется. И даже наоборот, полиция сама выступает как самая преступная организация, по сравнению с которой всякая другая преступность — детская шалость. В буржуазном государстве наиболее крупные преступники — капиталисты — таковыми не считаются.

Каковы главные нападки либералов на закон? В том, что закон плохо выполняется, что процветает коррупция, лоббирование интересов отдельных лиц и т.д. Действительно, осуществление закона страдает этими недостатками. Однако эти недостатки означают лишь то, что несовершенное исполнение закона вредит самим капиталистам. Совершенный, как часики работающий закон, подавлял бы рабочий класс гораздо эффективнее.  Действительно, полиция служит порядку, только порядок этот — упорядоченная эксплуатация.

У кого больше шансов избежать тюремного заключения, у нищего, который украл еду в супермаркете, или же у чиновника, который украл миллионы бюджетных денег? Понятно, что второй не будет наказан. Сегодня только совершенно наивные люди считают, что может быть по-другому. Коррупция — это не изъян капиталистического общества, это — его закономерное продолжение. Если всё вокруг является товаром, если даже уголовный кодекс признаёт, что всё вокруг — товар, то почему бы и самому закону не быть товаром? Чиновники и капиталисты обманывают массы, эксплуатируют их и извлекают большую прибыль, в то время как народ от безысходности может пойти и на воровство, и на разбой. Постоянный кризис, нещадная эксплуатация, пустые обещания, — вот из-за этого растёт недовольство людей системой и режимом. И вот тогда для подавления трудящихся масс, для арестов, для избиений, для заключения в тюрьмы буржуазия использует ту силу, который называется полицией. Их, недовольных людей, могут назвать кем угодно: шпионами, экстремистами, террористами и т.д. Слезоточивые гранаты, дубинки, резиновые патроны, разгон водомётами — вот так полиция поступает с митингующими народными массами. Как только организованный трудовой народ выступает против эксплуатации, власть натравляет нацгвардию и полицию на трудящихся.

В конституциях многих постсоветских стран написано, что закон гарантирует свободу, но сквозь эти строки проглядывает полицейская дубина и тюремная решётка. Гарантируется, что никто не может быть подвергнут пыткам, унижениям, бесчеловечному обращению, но мы-то все понимаем, что никто не сможет обвинить в этом саму государственную систему. Для рабочего класса само существование капитализма — величайшая пытка и унижение. Может ли рабочий класс покончить с классовым господством? Конечно может, но только для этого ему придётся сначала сломить и выбросить на свалку буржуазную государственную машину, вместе с её цепным псом — полицией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *