Катехизис «Городских ПАРТИЗАН»

1. Почему именно боевая организация?
— Потому что, как мы считаем, выполнить революционные задачи, стоящие перед коммунистами сегодня, просто невозможно другими средствами, кроме как боевой организацией. Кроме того, ни одна революция в истории не осуществлялась без самостоятельного вооружения угнетённых классов, без создания ими боевых организаций. Любая попытка мирным путём осуществить революционные преобразования всегда проваливалась, и это вполне закономерно.

 2. Нужна ли такая организация уже сейчас, когда политическая организация ещё не создана?
— Да, конечно. И даже более того, политическая организация (партия) не может быть в полной мере действующей без боевой организации.

 3. Вы коммунисты?
— Да, если под этим словом понимать революционеров, последовательно борющихся за освобождение пролетариата всех стран и построения нового общества. К сожалению, слово «коммунист» было сильно дискредитировано оппортунистами, и сейчас под ним в массах понимают кого ни попадя.

 4. То есть, вы считаете, что настоящей коммунистической партии сейчас нет?
— Не только нет, но её и не может быть, поскольку коммунистическая партия является политической организацией рабочего движения, а рабочее движение практически отсутствует. Это простая формула: нет рабочего движения — нет партии. Партия не может быть авангардом бездействующего пролетариата.

 5. Получается, нет смысла пытаться создавать «коммунистические партии», какими бы «самыми марксистскими» и «самыми революционными» они не были?
— Совершенно верно. Даже если партия была создана с самыми лучшими намерениями и побуждениями, она не находит поддержки рабочих масс. А потому с целью оправдания своего существования становится вынуждена опираться на стихийную мелкобуржуазность масс, занимать половинчатую позицию с буржуазией, колебаться между марксизмом и оппортунизмом. Не говоря уже о таких партиях, которые оппортунистические с самого начала. Революционная партия должна выстраиваться «снизу», а не «сверху». Любая партия опирается на социально активные слои населения. В настоящий момент активны только реакционные силы, поскольку только они востребованы современным способом производства.

 6. Но вы же взаимодействуете с различными коммунистическими партиями. Зачем?
— Современных последовательно и до конца коммунистических партий нет. Есть максимум, антикапиталистические и антиолигархические партии с коммунистической риторикой. Однако не всякий антикапитализм является коммунизмом. Коммунизм — это движение вперёд, прогрессивное движение. Чтобы отказаться от капитализма, мы должны преодолеть и превзойти его, вобрав всё лучшее, что он привнёс в прежнее общество, а не просто его отрицать. Однако мы наблюдаем реакционный антикапитализм, стремление к возврату назад, желание избавиться от капиталистических противоречий, а не разрешить их. Мы взаимодействуем с такими партиями и организациями, чтобы не превратиться в секту. Мы работаем с ними, поскольку в них состоят люди не определившиеся, колеблющиеся, но активные. Мы стараемся обратить внимание таких людей на реальные задачи, стоящие перед обществом, отвлечь их от мелкобуржуазных иллюзий.

 7. Вы утверждаете, что рабочего движения нет. Почему?
— Достаточно массового рабочего движения, чтобы его борьбу возглавила и организовала партия, нет. Но есть зачатки борьбы рабочих против капиталистов, хоть и очень робкие, зачастую на тех предприятиях, разделение труда в которых происходит медленнее, чем в других отраслях. Кризис в рабочем движении существует по причине массового сокращения промышленного производства в развитых капиталистических странах, перенос этого производства в страны развивающиеся. Вследствие современного развития производительных сил разделение труда достигло такого уровня, что рабочие становятся экономически (а следовательно, также политически и культурно) изолированными друг от друга, особенно в крупных городах. Это ведёт к падению классового самоопределения рабочих, разрушению фундамента рабочего движения, поскольку для его возникновения необходима солидарность рабочих хотя бы в масштабах отдельных предприятий.

 8. Разве политическая партия не может пробудить рабочее движение?
— Нет, такое утверждение абсурдно, оно подменяет причину следствием. Партия возникает вследствие рабочего движения. Партия организует рабочее движение, а не создаёт его. Но нельзя возглавить то, чего нет. Считать иначе — идеализм. Такая мысль подобна фразе «чтобы получить яйцо, нужно его разбить».

 9. Как же поступить? Ждать, когда рабочее движение возникнет само?
— Нет, во-первых, ждать от рабочих самостоятельности — это хвостизм, который передаёт всю инициативу стихийности рабочих, но стихийность рабочих не сможет противостоять организованности буржуазии. Во-вторых, рабочее движение само не возникнет. В XIX — XX веках рабочее движение возникало в результате индустриализации, осуществляемой буржуазией. Резкий подъём масштабов производства привёл к сплочению на фабриках и заводах большого количества рабочих, занимающихся однообразным трудом и одинаково эксплуатируемых. Это стало толчком к возникновению рабочего движения. Сегодня в большинстве стран индустриализация уже давно завершилась, а там, где она не была осуществлена, уже не произойдёт. Мировой капитализм давно достиг того предела развития масштабов производства, который позволяет капитализму существовать. Ждать от буржуазии новой индустриализации глупо, а значит и такого развития рабочего движения, которое происходило в тот период.

 10. То есть, новая пролетарская революция невозможна?
— Отнюдь! Она несомненно произойдёт, однако ход этой революции будет значительно отличаться от социалистических революций XX века. Их особенность состояла в том, что они происходили на волне буржуазно-демократической революционной ситуации. Вспомним, что в тех странах, в которых буржуазно-демократическая революция была завершена буржуазией, социалистическая революция так и не произошла. А в тех странах, где пролетариат совершил социалистическую революцию, он был вынужден сначала завершать буржуазно-демократические преобразования, поддерживать крестьянство и мелкую буржуазию. Это значительно задерживало развитие социалистических производительных сил. Не говоря уже о так называемых странах народной демократии, курс на социализм в которых провозглашался лишь после победы в национально-освободительной борьбе. Новая революция требует от пролетариата нового подхода. Теперь экономический подъём полностью зависит от самого пролетариата. Буржуазия больше не способствует развитию масштабов промышленности, а только развитию технологий и производительности труда. Поэтому создавать социалистические производительные силы и строить отношения на основе социалистической хозяйственности необходимо уже сейчас.

 11. Разве социалистические производительные силы могут развиваться внутри капиталистического способа производства?
— Вовсе нет. Социалистические производительные силы необходимо создавать как раз вопреки капиталистическому способу производства. Отличие от прежних социалистических революций заключается в том, что экономические преобразования теперь необходимо начать осуществлять ещё до завоевания пролетариатом политического господства. Нужно увеличить сумму производительных сил уже сейчас, это позволит получить альтернативу капиталистической экономике, находящейся в непрерывном кризисе, а также выйти из кризиса рабочего движения, сдвинуться с «мёртвой точки».

 12. Как вы собираетесь осуществить эти преобразования?
— Созданием рабочих союзов, которые будут представлять из себя объединение ранее разрозненных организаций: профсоюзов, трудовых коммун, рабочих комитетов и т.д. Политическая организация будет формироваться по мере становления рабочих союзов.

 13. Вы уверены, что коммуны смогут составить конкуренцию крупному капиталистическому производству?
— Конечно же нет, но такой цели даже не ставится. Коммуны не будут просто самостоятельными кооперативами рабочих, это будет объединение рабочих организаций, цель которых — наступление на буржуазную собственность, и это в корне меняет дело.

 14. Для существования коммун, способных дать альтернативу капитализму, необходимы достаточно серьёзные средства производства, коммуникации и т.д. Где вы собираетесь их взять?
— Средства производства при капитализме полностью принадлежат буржуазии. Поэтому единственный способ получить их — экспроприировать у буржуазии.

 15. Вы понимаете, что в таком случае вы окажетесь вне закона?
— Любая по-настоящему революционная организация находится вне закона. Впрочем, поклонение святости буржуазного закона у «левых» вошло в моду. Это можно наблюдать по их стремлению создать партию из дюжины человек и тут же легализовать (узаконить) её. Современные «левые» боятся оказаться вне закона, боятся заявить об экспроприации буржуазной собственности, поэтому согласны принимать оппортунистические программы, уступая буржуазии. Они оправдываются тем, что необходимо сначала завоевание политической власти. Но, как оказывается, под завоеванием подразумевается вовсе не вооружённое восстание, а, в лучшем случае, победа на буржуазных выборах! Если псевдокоммунисты так рьяно рвутся в политику, занимаясь всем, чем угодно, только не подготовкой к революции, то разве можно ожидать, что у них дойдёт до неё дело? Они боятся применить оружие сейчас, а ведь революция — это ещё большее применение оружия. Они боятся нарушить частную собственность сейчас, но ведь революция — это ещё большее нарушение частной собственности. «Мы осуществим эти действия тогда, когда в них будет необходимость!» — утверждают они. На самом деле они откладывают эти важнейшие революционные действия на бесконечно далёкое будущее, а за это время мы всё больше утопаем в заживо гниющем капитализме.

 16. Какова роль боевой организации в данном процессе?
— Боевая организация революционеров должна стать передовым боевым отрядом. Именно она начинает осуществлять экспроприацию буржуазной собственности, именно она делает политические акции нападения на буржуазное право, именно она рубит органы управления буржуазным государством. Коммунист-революционер — это тот, кто с оружием в руках сражается за освобождение рабочего класса от ига капитала. Он понимает, что нет другого пути к коммунизму кроме революции и что нет революции без ведения вооружённой борьбы. Боевая организация не должна бояться броситься в бой в период политического затишья, ведь ждать самостоятельной инициативы «низов» в этом деле бессмысленно. Революционер совершает великое дело — освобождение рабочего класса от гнёта капитализма. Для этой цели он не жалеет ни средств, ни сил, ни здоровья, ни жизни.

 17. Не получится ли так, что боевая организация, бросив все свои силы против капитализма в существующих условиях, будет просто бесславно разгромлена?
— Конечно, мы не имеем ввиду, что нужно сразу бездумно бросить в бой все силы. Как раз наоборот, вооружённая борьба, особенно в теперешних условиях, требует высочайшей осторожности, прочной организованности и дисциплины, а также скрупулёзной планомерности. Если мы будем достаточно осторожны, но при этом дерзки и последовательны, то добьёмся побед. Однако не стоит забывать, что нельзя отсиживаться, ожидая лучших условий. Они не настанут без наступления. Революция — это восстание угнетённого класса, а любое восстание есть наступление. Любое восстание проваливается, если оно переходит в длительную оборону. Не наступать из-за страха поражения — это уже поражение. Поэтому хватит обороняться, хватит отступать!

 18. Вас не беспокоит, что в левых кругах вас могут обвинить в бланкизме?
— Мы совсем не считаем, что можно осуществить революцию путём заговора, что боевая организация может самостоятельно взять политическую власть. Но действие такой организации вполне может стать тем самым «центром кристаллизации», вокруг которого объединятся и разрастутся массовые революционные силы. Опыт революций середины XX века тому подтверждение. Впрочем, обвинение в бланкизме и преувеличении субъективного фактора — далеко не самая худшая критика. Что сегодня больше угрожает коммунистическому движению, левый уклон или правый? Подумайте сами.

 19. Какова ваша позиция относительно национального вопроса?
— Коммунисты не могут отстаивать чьи-то частные интересы, даже частные интересы рабочего или группы рабочих, если они расходятся с интересами всего рабочего класса в целом. Это также касается наций, религий, полов и других социальных образований, кроме классовых. Рабочий класс разделён на отдельные группы, которые в равной степени враждебны друг к другу и в равной степени угнетены капиталом. Поэтому мы не видим смысла защищать какую-либо из этих групп, поскольку это не содействует делу освобождения рабочего класса от капитала. И даже более того, вмешивание в частные разборки, устроенные капиталистами для раскола рабочего класса, приведёт к ещё большему расколу и, как следствие, предательству по отношению ко всему классу. Поэтому, пока не разрешён вопрос классового освобождения пролетариата, по отношению к национальному вопросу мы сохраняем нейтралитет.

 20. Что вы можете сказать тем, кто считает коммунизм несбыточной утопией?
— Коммунизм перестал быть утопичен с тех пор, как был поставлен на научную основу. Революция — это не катастрофа, это не разруха. Наоборот, катастрофа и разруха приводят к революции. Революция — это подъём эксплуатируемых масс, их восстание против многолетнего угнетения. Это начало строительства нового общества, к которому стремится каждый уважающий себя человек. Коммунизм не только возможен, он неизбежен, как неизбежны революции, развитие общества и неостановим ход времени.
 Наш долг — осуществлять революцию во что бы то ни стало.

Коммунизм непобедим!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *